Андрей Кокошин: «Часто учебники пишутся по рекомендациям политиков»

Фото РИА "Победа РФ"

В Европе прошло празднование 75-летней годовщины со дня масштабной десантной высадки союзных войск в Нормандии. В ходе мероприятий западные лидеры напомнили о вкладе союзников в победу над фашисткой Германией. Почему о решающей роли СССР в разгроме вермахта осознано промолчали, рассказал декан факультета мировой политики МГУ Андрей Кокошин.

– Андрей Афанасьевич, сейчас на Западе с размахом празднуют открытие «Второго фронта», в то же время происходит тотальное игнорирование вклада СССР в Победу во Второй мировой войне. Как Вы считаете, искажение истории это новая тенденция или подобные прецеденты не редкость?

– Попытки переписать историю продолжаются не одно десятилетие. Это было и сразу после завершения Второй мировой войны, и в годы «холодной войны», и сейчас, в период обострения наших отношений с Западом, эти попытки, безусловно, активировались. Сейчас существует общая тенденция к принижению роли Советского Союза во Второй мировой войне.

– Почему?

– Результат этой победы был колоссальный – была ликвидирована угроза человеческой цивилизации. Вспоминать об этом очень многие политики на Западе не любят.

– Насколько соответствует действительности транслируемая западными лидерами позиция, что именно высадка союзников в Нормандии предопределила разгром фашистской Германии?

– Важная роль открытия Второго фронта безусловна, однако нужно помнить, что Победа была одержана благодаря Красной армии и советскому народу. Второй фронт сыграл свою роль, не будем преуменьшать его значение, но и не будем преувеличивать. Со своей стороны, Россия помнит о вкладе союзников и демонстрирует честный и непредвзятый подход к историческим событиям.

– Существует мнение, что союзники специально затянули с открытием Второго фронта. Это так?

– Конечно, западные государства в силу существовавшего до войны антагонизма между Советским Союзом и западными государствами высчитывали тщательно, чтобы вступить таким решительным образом в войну – в виде Второго фронта – в тот момент, когда уже будет поздно не вступать. Не раньше времени, и не позже. Высадка союзников в Нормандии произошла тогда, когда судьба войны была уже практически предрешена. После поражения вермахта под Москвой в конце 1941 года было ясно, что нацистская Германия победы не добьется. Другой вопрос был, как долго продлится противоборство, и чего это будет стоить Советскому Союзу.

– Как Россия со своей стороны борется с такими активными попытками Европы и США переписать историю по собственному усмотрению?

– Наши дипломаты, наши СМИ и наши ученые на разных форумах всячески стараются работать над продвижением исторической правды. Но надо учитывать, что в мировом информационном поле по-прежнему, все-таки, основную роль играют западные органы информации. Это сказывается на масштабах освещения этой проблемы, на характере освещения. Есть социально направленная политика со стороны целого ряда западных государств в этом отношении. Был период, когда наша роль больше признавалась, сейчас другая ситуация. Я думаю, пройдет время, и историческая правда восторжествует –  против реальности и фактов не пойдешь. Я сам видел много работ немецких, например, военных историков, где признавалась роль советского фронта. Есть и американские, и британские ученые, которые признают решающий вклад Советского Союза. Их голос слышен сейчас не очень.

– Зарубежная система образования некоторых стран транслирует через учебники истории свою версию событий Второй мировой войны. Могут ли как-то российские ученые изменить этот подход?

– Ученые наши ведут диалог с западными коллегами, но часто учебники пишутся не по рекомендациям ученых, а по рекомендациям политиков, которые следуют такому курсу, который сложился в последние годы в отношении Российской Федерации.

#аш