Война в местечке Межа

Первыми немцев обнаружили две подружки, собиравшие ягоды в лесу. Просто вышли на дорогу, чтобы идти домой, а тут незнакомые люди в военной форме. Смеются, что-то кричат на своем языке, размахивают руками. Корзинки у девчонок сразу отобрали и начали есть ягоды.

Их было много, а мимо, в сторону села проезжали все новые и новые машины, где уже хозяйничали те, кто приехал первыми. Они бегали по улицам ловили кур, овец, резали свиней, тут же начинали жарить мясо. Людей, не церемонясь, выгоняли из хат, устраиваясь на постой, несогласных били и жестами показывали, что следующим шагом будет расстрел.

Так пришла война в местечко Межа Витебской области, где жила тринадцатилетняя девочка Аля Эглит. 1941 год, начало августа.

Жизнь стала другой, в нее не верилось, но это было правдой. Теперь в воздухе висело ощущение страха перед завтрашним днем, особенно после того, как на центральной площади немцы врыли в землю два столба, к которым прикрепили поперечную перекладину. Рядом лежала куча палок. Поймав коммуниста, комсомольца или партизана, они привязывали его к перекладине и били палками по спине до тех пор, пока палка не ломалась. Во что превращалось человеческое тело, пересказывать не требовалось. Теперь было принято на такие зрелища сгонять всех жителей местечка. Плакать не разрешалось. Тех, кто не мог сдержать слез или эмоций, просто расстреливали на месте.

Из уст в уста передавали историю молодой учительницы немецкого языка, которая отказалась работать переводчицей в комендатуре, сославшись на незнание языка, но ее выдал бывший ученик… Били ее и топтали ногами, на том самом месте. Но она только отрицательно мотала головой. А когда поняли, что волю ее уже не сломать, решили повесить, прямо тут, на площади.

Что вовремя подоспели партизаны, все называли чудом. Забегая вперед, нужно сказать, что молодая учительница, а звали ее Казимира Громаховская, потом была переправлена за линию фронта, ее очень долго лечили от полученных травм. А после войны Казимира стала директором средней школы, здесь же, в местечке Межа.

Но этот случай стал скорее счастливым исключением. В другой раз, согнав селян, немцы схватили двух молодых девчонок и попытались сорвать с них одежду. Дерзкие были девчонки, сопротивлялись они отчаянно. Но врагов было больше, а помощи ждать неоткуда. Разве что, из толпы односельчан кто? Да только расстреливать начнут… Вот и выхватили девчата спрятанные в рукавах опасные бритвы и успели полоснуть сначала нападавших на них фашистов, а потом и себя. Так и остались они лежать на земле. Они и два супостата.

Подобные поступки и пугали, и воодушевляли. И постепенно страх начал вытесняться из сознания людей, сначала бессилием и болью, затем ненавистью, а потом надеждой. А все потому, что действовали на территории Белоруссии партизанские отряды, и почти в каждом селе были у них свои люди. Может быть, поэтому, в декабре сорок второго в Межу пришли каратели. Пришли с единственной целью – уничтожить село.

Народ для расстрела начали сгонять на площадь с самого утра, хватали, кто в чем был, обыскивали каждую хату, что бы никто не укрылся, а потом не сбежал за помощью. Когда полураздетых жителей собрали на площади, подожгли село с двух сторон и долго смотрели на пожарище, эмоций особых не выказывали, словно делали привычную работу, молча и кропотливо, пока все не загорится. Жар был такой, что таял снег. Так наступил вечер, декабрь – темнеет рано, когда огонь начал затухать, поняли, что почти ночь. И тогда решили, что расстрел можно отложить на завтра. Вот только ночевать здесь сами они не планировали. Что-то совещались, с кем-то связывались по рации, а потом вдруг погрузились в грузовики и уехали. Остались только несколько полицаев, которым поручили расстрел, да толпа селян на морозе.

Как бы там все сложилось, не знает никто. Мороз крепчал, пошел снег, и тут из темноты появились партизаны. В тот раз все сложилось удачно. Людей отвели по соседним селам. Вроде бы и надежды человеческие исполнились в одночасье, но для большинства путь испытаний еще не закончился, война все еще была рядом, война была вокруг. Так погибла и сестренка девочки Али Эглет.

В то село, где теперь проживала Альбина с мамой и сестренкой, немцы пришли ближе к весне, и теперь всех увозили в Германию. А потом вдруг остановка, все замерли, и тут началась стрельба. Казалось, что стреляют со всех сторон. Но кто-то в оконце вагона разглядел, что это наступает Красная Армия. И тогда у всех опять поселилась надежда. Только теперь люди гибли от шальных осколков и пуль. Людей в тот день много погибло. Пока наступавшие разобрались, что за эшелон, пока утихла паника вперемешку с радостью…

А сестренке шесть было, вытянулась на руках у матери, крикнуть даже не успела. Так и умерла на руках.

Весной 1943 года Советские войска вели бои за Витебск. Немцы отступали, минировали дороги, вещи, брошенные по обочинам. Саперы не справлялись. И тогда разрешили привлекать гражданских. Им давали по метру дороги на двоих, и они кололи ломиками лед, обнажая землю.

– При обнаружении чего-либо подозрительного: проволоки, ленточки и тому подобного, — говорил усатый пожилой старшина, – немедленно зовите меня.

– Или меня, – вторил ему улыбчивый паренек, призванный всего полгода назад откуда-то из Сибири.

Через пару дней он погиб, разорвало на мине. Так по кусочкам в гроб и складывали, чтобы похоронить.

А еще через несколько дней два пацаненка проволочку обнаружили. Вроде и за сапером уже собрались, да что-то не так пошло. «Дай, – говорит, – еще раз ломиком… Лед расколю»

Тут и громыхнуло во всю мощь. Аля все это своими глазами видела, рядом была. Один сразу погиб, а второго, что подальше стоял и за сапером собирался, ранило сильно. От такого испуга она побежала, не видя ничего перед собой, и прямиком на минное поле, а уже там опомнилась и метаться давай, как зверек затравленный. Хорошо, солдаты помогли, веревки натянули и по веревкам вывели.

Контузия прошла быстро, но испуг не проходил еще очень долго. Испуг от войны.

После войны Альбина Карловна Эглет работала кондуктором, водителем трамвая, сварщицей. Но главное, она вышла замуж, родила и вырастила пятерых детей.

(с) Купарев Андрей Сергеевич

По материалам «История, рассказанная народом». В рамках подготовки экспозиции Музея Победы «Подвиг народа»