Военкор тоже солдат

Крайний справа - кинооператор Давид Ибрагимов

Советский оператор документального кино Давид Михайлович Ибрагимов еще в 1939-м окончивший курсы кинооператоров при ВГИКе, уже до войны много снимал авиацию и лётчиков, сам прошёл лётную подготовку. В самом начале войны он будет добиваться отправки на фронт или в летное военное училище, но получит отказ. После этого с личной просьбой обратится в комитет по кинематографии СССР. И только в конце 1941 года его неожиданно вызовут в Москву, на Центральную студию документальных фильмов. Так начнется его биография военного кинооператора.

В феврале 1942-го его откомандируют в 4-ю резервную авиагруппу. Да, именно авиагруппу! Вот она – привычная работа, но только теперь в бою.

Обычные кинокамеры, которые не подводили в полевых условиях, в воздухе не выдерживали нагрузок и ломались, поэтому Ибрагимова снабдили американской кинокамерой «Eyemo» («Аймо»), специально рассчитанной на проведение авиасъёмок.

Теперь Ибрагимов снимал не только боевые действия, но и жизнь лётчиков на земле. И все-таки главной темой оставались мастерство, мужество и отвага лётчиков в боях. На чем он только ни летал! Бомбардировщики, штурмовики — обычно он занимал место башенного стрелка, поэтому, при необходимости, камеру приходилось откладывать и браться за пулемёт. Вот тебе и фронтовой кинооператор.

За фильм «Боевые дни Н-ской авиачасти», который появился на экранах страны в августе 1942-го, оператора удостоили звания лауреата Сталинской премии второй степени. Удивительный и беспощадный фильм, в котором всё правда, всё по-настоящему. И сюжет, казалось бы, прост, но эпизод, где был показан воздушный бой двенадцати немецких истребителей с девятью советскими бомбардировщиками в сопровождении всего трёх наших истребителей, стал уникальным кинодокументом. Дело в том, что в одном из истребителей находился сам Ибрагимов. А значит, он снимал то, что снять еще никому не удавалось. Эти кадры потом облетят весь мир, когда трассирующие пули вылетают как будто прямо из камеры, растворяются в воздухе и вдруг сходятся на «мессершмитте».

Съёмки воздушных боёв Ибрагимов вел и с первых до последних дней Сталинградской битвы. Затем, в составе 96-го авиаполка 16-й воздушной армии снимал Курскую битву, освобождение Украины, Белоруссии, стран Восточной Европы. Примечательно, что именно Ибрагимову было доверено запечатлеть подписание акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 года.

Материалы, отснятые им, вошли в кинолетопись Великой Отечественной войны и использовались при создании десятков документальных фильмов о Великой Отечественной. А еще —  немногие его коллеги по цеху могли похвастаться такими наградами, каких был удостоен Давид Михайлович — орден Красного Знамени, орден Отечественной войны обеих степеней, медали «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За победу над Японией»…

После войны Ибрагимов вернется на родину и продолжит работать на Нижне-Волжской студии кинохроники в Саратове, продолжая снимать кино, но теперь уже про мирную жизнь.

(с) Купарев Андрей Сергеевич

В рамках подготовки экспозиции Музея Победы «Подвиг народа»