Несломленный генерал

Фото: tvkrasnodar.ru

В ночь на 18 февраля 1945 года, в числе сотен других узников концентрационного лагеря Маутхаузен, был до смерти замучен генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев. После того, как его историю рассказали бывшие узники, генералу в 1946 году было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

«Он был одним из виднейших и известнейших отечественных специалистов мирового уровня по вопросу строительства и создания фортификационных сооружений», – отмечает историк, сотрудник Музея Победы Александр Михайлов.

Свою службу в армии Карбышев начал ещё в начале ХХ века. Он показал себя, как профессионал своего дела во время Русско-Японской и Первой мировой войн, был удостоен многих боевых орденов и медалей. В декабре 1917 года подполковник Русской императорской армии Дмитрий Карбышев поступил на службу в Красную армию.

С 1923 года как видный деятель фортификационного дела возглавлял инженерный комитет Главного военно-инженерного управления Красной армии. В течении 20-х и 30-х годов прошлого века на разных должностях занимался подготовкой начальствующего состава инженерных войск Красной армии. Стал профессором, доктором военных наук, провел сотни исследований и научных изысканий в области военной инженерии и фортификации. В предвоенные годы занимался проектированием укрепрайонов на западной границе Советского Союза. Деятельность, которую ввёл Дмитрий Михайлович, не имела аналогов не только в СССР, но и за рубежом. Причем имя Карбышева знали и за границей, где с ним считались, как со специалистом высокого класса.

Начало Великой Отечественной войны застало его на западной границе СССР в Белоруссии. Штаб армии, в которой он находился, попал в окружение. В конце июня начале июля 1941 года, в ходе одного из прорывов, во время боя генерал получил сильную контузию и был пленен.

Дмитрий Карбышев прошел через много концентрационных лагерей, среди них Майданек, Аушвиц, Флоссенбюрг, Хаммельбург, Заксенхаузен и Маутхаузен. Везде немцы пытались убедить его работать на Германию, как это делали некоторые другие генералы, попавшие в плен. Создавали мягкие условия содержания, выделили отдельную комнату в офицерском корпусе и помощника. Изначально именно ему предлагали возглавить РОА, а не генералу Власову. Однако Карбышев отказывался от подобных предложений и в итоге был переведён на общее положение. В плену, в каком бы лагере он не находился, он вступал в подпольные ячейки. Убеждал заключенных, что война немцами проиграна и СССР победит, а те генералы и офицеры, которые пошли служить против Родины к немцам – предатели и нет им никакого прощения. За это генерала многократно подвергали пыткам и отправляли на самые тяжелые работы. Когда немцы узнали, что союзные войска приближаются к Маутхаузену, в лагере услились пытки и издевательства над заключенными. Во время очередного эпизода погиб и Дмитрий Карбышев.

«Оказавшись в трудной и безвыходной ситуации, он не подался на провокации врага и бывших соотечественников, которые переметнулись к немцам. Он до конца был верен себе, своей стране и воинскому долгу, вселяя и словом и делом уверенность в заключённых лагерей в неминуемую победу Советского Союза в войне против Германии», – подчеркнул Александр Михайлов.

В фондах Музея Победы имеется уникальное письмо от другого бывшего военнопленного Георгия Спирева, который делится воспоминаниями о встрече с генералом Карбышевым. Оно было отправлено московскому журналисту и литературоведу, а в годы войны военнопленному и узнику концлагеря в Норвегии Михаилу Искрину.

В этом письме о генерале есть такие строки: «В первый раз я увидел генерала Карбышева ещё незадолго до войны. В 10-х числах июня в районе Гродно проходили полевые занятия по преодолению инженерных сооружений. После того, как нашу «атаку» остановила гряда вроде бы тонкой на первый взгляд колючей проволоки, скрытой в траве, мы перестали недооценивать её. К нам заслушать доклад о срыве «атаки» приехал высокий человек, в чине генерал-лейтенант. Лицо его было как будто смуглым, но это из-за загара на солнце, а глаза казались немного раскосыми. Очень живым был по натуре тот человек и общался обстоятельно и по делу. Только после отъезда начсостава я узнал, что это и был тот самый Карбышев. Вторая наша встреча с ним произошла в конце апреля или в начале мая 1942 года в лагере Офлаг-XIID близ города Хаммельбург. Он жил в отдельном – генеральском корпусе с другими нашими офицерами, которых немцы пытались склонить на свою сторону. Ему разрешали ходить в советской форме. После отказа сотрудничать его перевели к нам. Он очень многое сделал в Хаммельбурге. Он выработал как надо себя вести советским заключённым и вести подпольную работу. Помог организовать несколько побегов заключённых, а главное настроил людей на то, что победа будет за Советской Армией. А это главное в фашистской неволе для поддержания духа и веры в светлое будущее».

#ам_сб