Гурам Баблишвили: «Люди будут плакать»

Фото: voenfilm.ru

Актер Гурам Баблишвили рассказал в интервью агентству «Победа РФ» о фильме «Подольские курсанты», работе с генеральным продюсером картины Игорем Угольниковым, об отношениях с другими участниками проекта и желании исполнить необычную роль.

– Как это – работать с Игорем Станиславовичем?

Игорь Станиславович выступил в этом проекте в роли генерального продюсера. Он стал «отцом» проекта, потому что он всю эту идею воплотил в явь, реальность. С помощью друзей, с помощью государства и добрых людей получилось это сделать. Он не участвовал как режиссер, не участвовал как актер, хотя и мог бы. Он занял свою стезю и очень щепетильно относился к процессу. Мне очень понравились те нюансы, те мелочи, на которых основано большое кино. Главное – это в мелочах.

Игорь Станиславович делал очень важную вещь, когда он тихо, не мешая режиссеру, не мешая съемкам и в целом группе работающих людей, мог подойти и что-то пояснить, что-то сказать или спросить: «У тебя вот тут был крупный план, ты вот так посмотрел, вот надо обязательно снять». Он очень хорошо эти моменты чувствует. Вот это дало понять, как он трепетно относится к своему детищу, к своему проекту в котором участвовало несколько тысяч человек. Он этого очень хотел и очень этим дорожит. Это как когда ты чем-то очень дорожишь и хочешь, чтобы мечта-бабочка не улетела. Ты медленно подкрадываешься, чтобы посмотреть и отпустить, конечно же. Это было здорово!

– Тяжело было?

Сегодня один из актеров – Сергей Аненков – сказал, что этого не передать. Он был прав. Вот честно признаюсь – этого не сыграть. То, что пережили наши бабушки и дедушки, ветераны, Подольские курсанты, те молодые ребята, которые были гораздо юнее нас – этого не сыграть. Это было очень тяжело в первую очередь им.

Тяжесть съемок ведь в чем? Какой-то эмоциональный момент, который тебе надо выдать в кадре буквально на пару секунд, ты должен держать на протяжении всего дня. Тебя могут где-то снять, может не получиться и ты не должен «раскиснуть», чтобы у тебя получилась эмоция хорошо передаваемая для зрителя. Вот в этом тяжесть.

А в целом условия съемок были потрясающими. Ели, пили чай, кофе, разговаривали, шутили и это нас поддерживало во время всего процесса. По-другому никак.

– Что запомнилось больше всего в процессе съемок?

Вы посмотрите, какая команда сложилась! Настоящих друзей! Я, когда пришел в проект, был знаком с двумя-тремя человеками вообще. Для меня в этом огромном проекте все люди были новыми. Для меня это очень важно, я очень сентиментальным человеком стал (смеется).

Я вспоминаю, какая шикарная команда замечательных, талантливых, добрых, ярких и открытых людей получилась. Этот проект, конечно же, останется в летах и про него будут говорить. Но благодаря этому проекту многие обрели друзей, кто-то влюбился. Этот замечательный процесс запомнится надолго. Приятно, что мы стали одним целым, клубком чувств и эмоций. Эта шикарная память не сотрется никогда, и мы будем продолжать общаться. Не каждый день видимся, но мы на связи. Мы даже группу создали!

Огромная благодарность от нас всех – актеров, людям, которые нас всех собрали, дали шанс передать зрителю то, что прошли их бабушки, дедушки и все-все ветераны. Они соединили нас. Это останется в нас до конца жизни. Навсегда.

– Что лично Вас поразило в истории подвига Подольских курсантов?

Начну с отношения к своей работе. Кто-то ведь может просто взять свой текст, выучить и в предлагаемых обстоятельствах себя преподносить. Но мы за несколько недель до начала съемок все были в армии, в реальной действующей части в Подольске. Тот же подъем, тот же распорядок, чтобы можно было немного вжиться. Я смотрел на молодых ребят, и мы все, в целом, что-то друг другу передавали. Мы смотрели каждый день отечественные военные фильмы, документальные и художественные. Многие из них мы знаем с детства. Мы впитывали из них кто что мог.

У меня есть и эпизодические сцены, и сцены где меня побольше. Но это сводилось к тому, что я должен был знать про своего героя – Ирадиона Мусеридзе. Я читал его письма, которые он посылал полковнику, солдатам. Он выжил. Жил в России. Потом вернулся в Грузию. От всех этих исторических фактов было ощущение, что «Вау!», это живые люди! Все наши герои – это живые люди! Ни одного выдуманного персонажа! И они это всё вынесли.

Когда нам рассказывали эту историю уже было удивительно, что совсем молодые ребята, юнцы, уничтожили целую танковую колонну, конвой из десятков танков. Я не знаю, это какой-то рекорд, какая-то олимпиада, чемпионат мира по стрельбе, это такой феномен, что каждый выстрел заканчивался попаданием в цель. Ни одного промаха! Это феноменальный героизм. Когда мы об этом узнали, то еще несколько дней оставались под впечатлением. Этот разлом, взрывы, смерти, как будто в одночасье всё уничтожила одна большая бомба. А героизм остался на века для всей столицы, страны, для всего народа, для всего мира.

Я не знаю, как это описать. Я никогда не участвовал в таких военных баталиях и дай Бог, чтобы у нас сейчас был мир, и чтобы всё было хорошо у всех у нас. Но это феномен – это просто нечеловеческий героизм! Так себя повести, так отдаться, служить верой и правдой, такое сделать, в таких условиях. Я пока таких людей не встречал. Может и есть. Они должны обязательно быть где-то, но чтоб в таком масштабе, так собрано. Правда, сила духа – в единстве. Как один, как одно сердце. Ритм одного сердца. Вот это и есть тот самый исторический факт.

В мае премьера фильма. Я очень жду этого момента. Мне кажется, что люди будут плакать.

– Чем для Вас стал проект «Ильинский рубеж» и фильм «Подольские курсанты»?

Не хочу говорить избитых фраз, что этот фильм стал для меня визитной карточной. У меня огромная благодарность ко всем, кто этот фильм делал. Для меня этот фильм стал историческим воспоминанием. Мне тепло на душе, в сердце, что я являюсь участником не просто кинопроекта, а жизненного проекта. Это не кино – это жизнь.

И когда лет через двадцать я буду играть Сталина, и кто-то напомнит мне о «Подольских курсантах», я скажу: «Конечно!». Я об этом никогда не забуду, это будет со мной, во мне.

– Способно ли, на Ваш взгляд, современное поколение на такой подвиг?

Всегда есть на это надежда. Я родился в Советском Союзе. У нас всегда была сильная мотивация, надежда, нас учили на мечте, вере. Поэтому во мне это до сих пор осталось. Молодежь нужно направлять, направлять правильно и ей нужна мотивация. Каждый должен создавать такую мотивацию, стремиться к этому, ради будущих поколений. Я надеюсь, что кино станет таким примером, что к нему со всей серьезностью отнесутся молодые. Для них оно станет хорошим примером величия поступка простого советского солдата.

Благодаря этим мотивационным элементам и нюансам мы можем этот дух поддержать. Не хотел бы говорить «возродить», нет. Но этот костерок есть и просто нужно «подкинуть дров». Уголек тлеет. Я не верю, что у нас такое поколение, которое ни на что не способно, или они совсем прозападные, или «гаджетообразные». Я в это не верю. Мне кажется, что есть достойные того подвига люди. Они смогут совершить подвиг, если придется. Но пускай они это будут делать не на войне, а в другом русле, в мирных достижениях.

– Какую роль хотели бы сыграть в будущем?

Я сейчас как раз нахожусь в процессе создания определенного образа. Мы, актеры, ненормальные люди, сейчас так может показаться. Я худею, работаю над ролью. Если меня кто-то не снимает, я сам себя сниму (смеется), но мне хотелось бы роль без слов.

– Почему?

Переиграв много ролей и в комедиях, и бандитом побегав, хочется какой-то лирики или мрачности. Прямо как эта пора – осень. Молчаливая роль, где герой ходит с сигаретой и задумывается о жизни. Посмотрим, что получится в дальнейшем.

 

Гурам Баблишвили – российский актер театра и кино. Известен благодаря ролям в проектах «Институт благородных девиц», «Под прикрытием», «Жестокий бизнес», «Утомлённые солнцем 2», Глухарь-3» и другим.

в фильме «Подольские курсанты» сыграл командира взвода и батареи 45-мм противотанковых орудий лейтенанта Ирадиона Илларионовича Мусеридзе.

Лейтенант Ирадион Илларионович Мусеридзе с января 1941 года проходил службу на должности командира взвода в составе 4-й батареи Подольского артиллерийского училища (ПАУ).

В октябре 1941 года огневой взвод под командованием лейтенанта Ирадиона Мусеридзе в составе двух 45-мм противотанковых пушек принимал участие в обороне Ильинских рубежей в районе командного пункта Подольского артиллерийского училища. Одно орудие курсанта сержанта Белова находилось в хорошо замаскированном железобетонном ДОТе на расстоянии 600 метров севернее Варшавского шоссе. Перед ДОТом проходил противотанковый ров. Второе орудие курсанта сержанта Юрия Добрынина располагалось на открытой позиции на расстоянии 300 метров от ДОТа.

18 октября лейтенант Мусеридзе был легко ранен, но из боя не вышел.

«Командир взвода лейтенант Мусеридзе И.И. уничтожил 6 вражеских танков в процессе боя лично исправил заклинившее орудие и продолжал вести огонь по противнику, выполняя обязанность выбывшего из строя наводчика» — из Приказа Московского военного округа по личному составу 8 ноября 1941 года № 0226, гор. Москва.

#дс