Подпольщик в сердце Рейха

Николай Степанович Бушманов родился 3 декабря 1901 года в селе Ольховское Озеро Ольховской волости Шадринского уезда Пермской губернии (ныне деревня находится в Зеленоборском сельсовете Шадринского района Курганской области). Из мальчиков он был старшим. В селе была церковь, где он с 9 лет был певчим в хоре. Там же и грамоте обучился, а в 1912 году окончил церковно-приходскую школу.

В РККА добровольно вступил 18 февраля 1918 года. В Гражданскую войну был активным участником боевых действиях против войск Колчака и Врангеля. Трижды ранен, из них два раза — тяжело, дважды контужен.

С марта 1922 года Николай Степанович, благодаря своему желанию постичь военную науку, начинает долгий путь от курсанта кавалерийского отделения дивизионной школы и командира взвода до кандидата военных наук и звания полковника, которое было ему присвоено 31 декабря 1938 года. Проходил подготовку к разведывательной работе в Японии.

Участвовал в советско-финской войне. Был арестован по делу Василия Блюхера, обвинён «в участии в антисоветской организации правых и в военном заговоре» и приговорён к расстрелу. Однако после встречи с Климентом Ворошиловым был освобождён.

К 1941 году Николай Бушманов, будучи начальником кафедры Истории гражданской войны, уже владел четырьмя языками – польским, немецким, японским и английским.

После начала Великой Отечественной войны полковник Бушманов был назначен 2 июля 1941 года начальником штаба 7-й стрелковой дивизии, а затем был переведён на должность начальника оперативного отдела штаба 32-й армии Резервного фронта. С сентября 1941 года становится начальником штаба 32-й армии.

В октябре 1941 года эта армия попала в окружение под Вязьмой. Одна из колонн, в которой находился полковник Бушманов, 13 октября прорывалась через автотрассу Москва — Минск, но в районе деревни Подрезово (14 км юго-западнее Вязьмы) попала в тесное кольцо окружения. С группой в 600 человек Бушманову удалось прорваться в район станции Волоста-Пятница, после чего он с небольшой группой красноармейцев двинулся в направлении станции Исаково. Однако 22 октября 1941 года в деревне Бочкино был взят в плен немецким патрулём.

Он содержался в Вязьме в городском лагере военнопленных (Dulag №184) с 22 октября по 16 декабря 1941 года, а затем в Смоленском лагере военнопленных, где пробыл до 8 февраля 1942 года. Позже был переведён в шталаг 3В в Фюрстенберге, где пробыл до 8 мая 1942 года.

Немцам стало известно, что Бушманов готовился для работы в разведке. Он был заключен в тюрьму Моабит в Берлине, где с помощью уговоров, угроз и пыток от него добивались сотрудничества. В конце концов Бушманов сделал вид, что готов к сотрудничеству и был направлен на курсы пропагандистов в Вульхайде, где преподавал в течение 1942 года. После организации Дабендорфской школы Русской освободительной армии («восточный отдел пропаганды особого назначения») в феврале 1943 года вместе с большой группой курсантов и преподавателей Вульхайде перешёл на работу в неё и с марта 1943 года занимал должность помощника начальника этой школы по строевой части.

Ещё в лагере Вульхайде Бушманов создал подпольную антинацистскую организацию. К лету 1943 года после установления контактов с советскими военнопленными и «остарбайтерами» она превратилась в разветвленную интернациональную подпольную организацию под названием «Берлинский комитет ВКП(б)», развернувшую активную работу по всей Германии.

Организация осуществляла саботаж и диверсии на немецких заводах. В частности, с организацией Бушманова был связан Муса Джалиль, числившийся в легионе «Идель-Урал», а также сын работавшего в Германии советского биолога Тимофеева-Ресовского Дмитрий. Оба были арестованы гестапо и погибли.

В августе 1943 года связному Бушманова капитану РОА Алексею Богунову (он же Вальтер Краубнер, «Дедушка») удалось установить в Минске связь с советской разведгруппой майора Казанцева. Но ещё раньше о подпольной организации Бушманова всё-таки стало известно гестапо и 30 июня 1943 года он был арестован.

Коллаборационист Фёдор Трухин, бывший начальник оперативного отдела штаба Северо-западного фронта, генерал-майор, начальник штаба вооружённых сил Комитета освобождения народов России 9 октября 1945 года показал на допросе: «В июне 1943 года, будучи в Берлине, я случайно встретился с одним из руководителей белоэмигрантской организации так называемой «Национальная организация российской молодежи» доктором Сергеевым, который мне передал написанную карандашом листовку, призывающую иностранных рабочих к восстанию против немцев. Сергеев сказал, что эта листовка была передана начальнику клуба в Дабендорфе старшим лейтенантом Чичвиковым одному белоэмигранту для перевода на французский и сербский языки. Возвратившись в Дабендорф, я доложил об этой листовке начальнику курсов Благовещенскому. Путем сличения почерка написавшего листовку с почерками слушателей и преподавателей курсов пропагандистов по личным делам я и Благовещенский установили, что почерк листовки сходен с почерком Бушманова, и заподозрили его в её авторстве. С этими данными я и Благовещенский поехали к Власову в Берлин, где и доложили ему своё подозрение. Учитывая, что обнаружение немецкими органами таких листовок приведет к тому, что «русское освободительное движение», а также курсы в Дабендорфе не получат своего развития и будут немедленно уничтожены, — Власов нам приказал листовку, а также материалы в отношении нашего подозрения в её авторстве Бушманова передать немецкому представителю в Дабендорфе капитану Штрик-Штрикфельду. После ареста Бушманова с ним я больше не встречался и о его дальнейшей судьбе мне ничего не известно».

Бушманов вновь был отправлен в берлинскую тюрьму Моабит, а 3 ноября 1943 года в статусе «смертника» переведен в концлагерь Заксенхаузен. Там Николай Степанович помог пленному лётчику Михаилу Девятаеву сменить статус «смертника» на «штрафника». Благодаря этому Девятаев был направлен в Пенемюнде, откуда и совершил дерзкий побег на угнанном бомбардировщике.

Тем временем полковник Николай Бушманов 8 декабря 1943 года приказом ГУК НКО СССР № 02329 был исключен из списков РККА как пропавший без вести.

Перед освобождением Заксенхаузена советскими войсками Николай Степанович в апреле 1945 года был отправлен в «марш смерти» к побережью Балтийского моря, но был освобожден американскими войсками.

С 4 по 23 мая Бушманов проходил спецпроверку и 29 июля 1945 года был осужден к 10 годам лагерей, которые отбывал на лесоразработке в Свердловской области. Освобождён из заключения 5 декабря 1954 года и до 25 октября 1955 года находился в ссылке. Жил в Красноярске, где работал плотником на паровозовагоноремонтном заводе (ныне Красноярский электровагоноремонтный завод). С 1957 года жил на станции Юшала (ныне в Тугулымском городском округе Свердловской области).

Реабилитирован определением Военного трибунала Московского военного округа от 1 сентября 1958 года. Являлся персональным пенсионером Министерства обороны СССР. Жил в Москве, где работал в архиве оборонного ведомства.

Николай Степанович Бушманов умер 11 июня 1977 года в Москве от инфаркта, после публикации в «Военно-историческом журнале» нового витка обвинений в «измене Родине». Его кремировали, а урну с прахом поместили в колумбарии на территории Донского монастыря, там же, где урна с прахом его жены Ольги Николаевны. В настоящее время она покоится в 19 колумбарии нового Донского кладбища, в 7 секции, в 5 ряду.

При жизни был дважды награждён орденом Красной Звезды – за войну на Дальнем Востоке (1939 год) и за борьбу с басмачами. Второй орден Николай Степанович получил только в 1967 году.

#дс