Антонина Коробова: «Испытываю гордость за Музей Победы»

Фото: РИА "Победа РФ"

Ветеран Великой Отечественной Антонина Павловна Коробова рассказала в интервью агентству «Победа РФ» о патриотическом воспитании подрастающего поколения, исторической памяти и проблемах её сохранения, а также роли Музея Победы в деле сохранения правды о самой кровопролитной в истории человечества войне.

– Антонина Павловна, расскажите, пожалуйста, чем Вы занимались в годы войны?

Я родилась и до самой войны прожила в деревне Зальково Калининской области (Тверская область, – от ред.). С началом войны нас сразу отправили рыть окопы и противотанковые рвы подо Ржев. Какое-то время там пробыли, дней, может быть, десять, и вдруг к нам из лесочка выходят двое, мужчина и женщина. Начали нас расспрашивать, что мы тут делаем. А мы отвечаем, что рвы копаем, чтоб немец к нам не пришёл. Наш бригадир подошёл, спросил у них документы. И тут-то оказалось, что это вражеские разведчики. А ведь ещё и месяца не прошло с начала войны.

Потом меня и ещё несколько человек перебросили под Вязьму, опять на окопы. Потом к нам пришли из НКВД, набирали в свои части для пополнения, так как они понесли потери при бомбёжке. Выбрали 12 мальчиков и меня. У них я пробыла месяца полтора-два и меня ранило в руку. В госпитале подлечили и отправили обратно в мою деревню Зальково. Через неделю стало понятно, что придут немцы. Один лейтенант помогал мне закапывать вещи и говорил, что мы скоро вернёмся. У нас в деревне немцы стояли больше двух месяцев. А 1 января 1942 года пришли наши.

Через несколько дней меня определили в медсанбат. Там я пробыла до апреля месяца.

Бомбили каждый день, круглые сутки. Бывало увидит фашистский самолёт одного человека и гоняет его. Нас начали эвакуировать под Рузу, но в момент отправки эшелона началась страшная бомбардировка. Горели и небо, и вода, и земля! Из 4,5 тысяч человек из нашего состава выжило около двух тысяч.

Работала в Грузии до 19 ноября 1942 года. Меня опять призывают в армию, в 39-ый автополк. На полигоне в учебке попадаю в аварию. Снова госпиталь. Думала, ну теперь точно комиссуют, но нет – в лётную часть, а потом в ПВО на Закавказский фронт. В его составе прошла войну до самого конца и вернулась к маме в свою деревню.

– Как Вы считаете, Россия достаточно делает для сохранения исторической памяти?

Наша страна делает много, но у нас слишком много недоброжелателей. Мы победили, мы всё сделали, а теперь говорят, что Америка победила. Очень приятно, правда, видеть, что молодёжь тянется, старается знать и помнить о войне.

– С какого возраста нужно начинать воспитывать в детях чувство патриотизма?

Не обязательно говорить об этом, нам никто ничего не говорил. Никого и никогда ничему не научишь, если он сам не поймёт. Вот если поймёт, почувствует Родину, то и сам будет делать для неё всё, что будет необходимо в тяжёлый для страны час. И станет настоящим патриотом.

– Какую роль, на Ваш взгляд, играет Музей Победы в сохранении правды о войне?

Музей очень достойно хранит историческую память, память о войне и нашем героическом прошлом. Я очень рада и испытываю чувство гордости, что в нашей стране есть такое место – Музей Победы.

#дс