Игрушки с историей

Фото: Костромской музей-заповедник

Монументальный, впечатляющий, грандиозный – не всегда этими эпитетами можно описать экспонаты, являющиеся гордостью музея. Иногда больше подойдут прилагательные «мягкий», «трогательный» и «наивный». Именно так можно охарактеризовать жемчужины коллекции Костромского музея-заповедника – самодельные игрушки детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда.

Милые животные и кукла с серьезным взглядом были сделаны юными ленинградцами, которые попали в детский дом №1 Костромской области.

«Из документов можно узнать о бытовых трудностях и условиях жизни в детских домах. На одной кровати приходилось спать 2-3 детям. Не хватало нательного белья, верхней одежды, обуви. Обеспечение промтоварами, учебными пособиями, игрушками было затруднено»,- рассказал заведующий военно-историческим отделом Костромского музея-заповедника Андрей Матюшкин.

Под руководством воспитателей дети шили себе игрушки из подручных материалов. Ребята старались сделать свои поделки особенными, используя каждый лоскуток, отмечает музейный работник.

Архивы сохранили не только игрушки, но и трогательные истории маленьких Вани и Даши.

«Шестилетнего Ванечку мама всегда называла «зайчиком», и он попросил старших помочь сшить ему игрушечного зайку. Как же они были похожи друг на друга! Мальчик ночами обнимал своего маленького друга, и мечтал, что когда снова увидит маму, то она скажет: «Вот теперь у меня два зайчика!». А когда вырастет, то вместе с зайкой станут летчиками, как его папка», – пересказал одну из историй Андрей Матюшкин.

А у Дашиной бабушки, живущей в деревне, кошка Мурка родила котят. Девочка надеялась, что одного мама разрешит взять с собой в Ленинград. Никто не знал, что из деревни Даша попадет в детский дом в Кострому. Когда стали шить игрушки, девочка выбрала котенка.

Экспонатами музея игрушки, сделанные маленькими ленинградцами, стали в 1987 году.

За время блокады Костромская область приняла детей из 37 детских домов, 28 детских садов, 13 яслей и 8 школ. Их размещали не только в столице региона, но также в Судиславле, Чухломе, Солигаличе, Парфеньеве. Все поступающие дети были крайне истощены. Несмотря на прилагаемые усилия, выходить удалось не всех, умер каждый шестой ребёнок. Около 300 детей были похоронены на Лазаревском кладбище. После войны около 600 эвакуированных детей вернулись домой к родственникам в Ленинград. Но большинство остались жить на Костромской земле, для них она стала «второй родиной».

#сб