Русский солдат

Фото: фрагмент памятника Советскому воину-освободителю в Трептов-парке (Берлин)

Шел 1945 год. Война катилась к финалу, но все равно оставалась войной – жизнью со своими правилами и законами, каждодневными обязанностями.  Законы войны отменить невозможно, здесь и ценность человеческой жизни, готовность к самопожертвованию, умение и сноровка опытного бойца, отчаянная смелость и желание доказать свою сопричастность к общей победе молодому пополнению. Но впереди ждала Победа, и вместе с ней понимание, что не подвели, а возложенную ответственность за судьбу страны восприняли как долг и с честью пронесли через города и страны. Это были люди с разной судьбой, но одной Родиной на всех.

Война близилась к завершению, теперь это понимали все. В то утро старый чех Анджей Хода как обычно вышел на улицу, чтобы посмотреть на мир и вздохнуть полной грудью. Утро было особенное, поэтому смотреть на мир хотелось другими глазами, глазами свободного человека. Просто этой ночью из села бежали все немцы.   

Где-то впереди справа все еще стреляли, иногда слышались глухие разрывы снарядов, то вдруг начинал стучать пулемет. Горы умножали этот звук и разносили его по окрестностям, куда-то на запад, а с востока над синими вершинами поднималось большое белое солнце.

Старый Хода понимал, что с бегством из села немцев начинается другая жизнь, он уже слышал, что их гонят части Красной Армии, хорошо гонят и гнать собираются до самой Праги, а потом и до Берлина.

В этот момент он увидел, как по склону по едва заметной тропинке к селу спускается десятка два красноармейцев. Хорошо, что вовремя заметил их и тут же побежал навстречу, чтобы предупредить.

Первым старика, который бежал, размахивал руками и пытался что-то кричать, заметил сержант Василий Урсов. Он тут же дал команду остановиться.

– Мины, здесь мины! – кричал Хода задыхаясь и указывая на дорогу.

Василий Урсов слыл солдатом бывалым, поэтому сразу же дал команду саперам, а сам обнял старика.

– Вот за это спасибо, отец.

Тот улыбнулся и повел бойцов в село безопасным путем. Шел, что-то пытался рассказывать, улыбался. Урсов в ответ кивал головой, и все удивлялся, как это они без переводчика, но друг друга почти понимают. Из рассказа старика стало ясно, что их здесь давно ждали, что многие жители села давно ушли в партизаны, но сейчас настало время возвращаться домой.

– Теперь все будет хорошо, – сержант похлопал его по плечу, – поверь, обещаю.

– Навсегда? – Хода стал серьезным.

– А как же? Не для того столько дорог прошли, и не одну пару обуви износили, чтобы дело на полпути бросить. Теперь до Берлина. А как же?

За передовой группой солдат, через село потянулись другие. У каждого дома, у калиток стояли женщины, дети, старики. Они звали в гости, обнимали, смеялись. Кому-то из взвода Урсова предложили яблок, когда тот взял только одно, дети начали напихивать ему по карманам еще и еще. На душе от этого становилось светло и радостно, а корзинка с яблоками незаметно пустела.

Когда гостеприимное село уже давно осталось позади, перед костром на ночном привале все вместе еще раз вспомнили добрым словом старика, который предупредив о минах, спас чьи-то жизни, поговорили о яблоках здешних и домашних, и, не загадывая, что будет завтра, отправились спать. Завтра – он наступит только завтра, а сегодня – главное выспаться. Это потому что война, хоть и катилась к завершению, но все еще оставалась войной, и следующее утро могло начаться совсем по-другому, ни как думал, ни как планировал.

Их поднимут на рассвете, и взвод Урсова одним из первых ворвется в село, расположенное в долине у подножья горы. И теперь на окраине этого села сержант встретит плачущую старушку, у которой отступающие немцы отобрали единственную кормилицу – буренку.

– Куда ушли? – успеет спросить Урсов, и устремится в погоню.

Через час корову старушке приведут прямо во двор. Хозяйской радости не будет конца и к ужину из погреба она принесет холодного домашнего вина. Чтобы за встречу, чтобы за победу.

– Ой, мать, – скажет сержант, – холоднющее.

– От немцев, в погребе прятала, – спокойно скажет старушка, – мигом сейчас подогрею.

И подогрела бы, ладно солдаты это за шутку приняли.

Утром они уйдут дальше на запад, только раз оглянувшись, увидят все, как село выйдет провожать их ранним утром. Все выйдут – от мала до велика.

– Какое сегодня число? – спросит сержант Василий Урсов молодого лейтенанта Полухина.

– Одиннадцатое января, – ответит тот.

Урсов кивнет, и оба зашагают дальше.

До мая месяца было рукой подать… долгих, очень долгих четыре месяца.

(с) Купарев Андрей Сергеевич

По материалам ГАСПИ КО. Ф. Р-6777. Оп. 7. Д. 28. Л. 71–74. Копия. В рамках подготовки экспозиции Музея Победы «Подвиг народа»