Испанские дети

Прошло уже более полувека, а он все еще от­четливо помнил тех, с кем когда-то свела его судьба. Это был 1943 год. Маленький городок Кировской области Молотовск, ныне Нолинск.  Средняя школа №1. Сейчас он ветеран педагогического труда Виктор Сергеевич Путинцев, а тогда ученик седьмого класса и просто Витька.  

За каждой партой не два, а три человека: классы, как и всю школу, пришлось уплотнять из-за эвакуированных. Отличник Боря Кочкин – он местный из деревни Зубари, – сидел рядом с мурманчанином Иваном Головановым. На задней парте в углу – воспитанники Ле­нинградского детского дома, брат и сестра Рябчиковы. На первой пар­те, у входной двери, неистощимый на выдумки еврей Гриша Кнох. А вот за ним – Витя Путинцев. Соседями у него были испанец Альварес Лопес и сын профессора географии Борис Силищенский. И тут в класс входила учительница – Юлия Иосифовна Полевая, жена автора «Повести о настоящем человеке». Вот это да! Вот это времена были!

Зима. Окна в классе плохо пропускают свет, потому что заледенели. От дыха­ния – пар. Все сидят в пальто. А на переменах стараются как-нибудь разогреться. Была такая игра – в «полено»: ребята брались за руки, образуя замкну­тую цепь вокруг чурки, поставленной «на попа», и начинали водить хоровод, в котором каждый старался не задеть и не столкнуть полено, а вот помочь другому было можно и нужно, уронивший чурку, сразу выбывал.

Хорошо согревались и в «боях за табуретки», которые всегда стояли при учительских столах, но не в каждом классе. Эти «бои» никогда не имели характера драки: если табурет не удавалось унести незаметно, его перетягивали, как канат. Испанцы сражались за табурет азартнее всех. Но ярче всего их спортивный азарт проявлялся на футбольном поле. Летом 1943 года они не раз встречались на городском стадионе с местны­ми подростками и всегда побеждали. Полуголодные местные, жалея обувь, играли босиком и не шли на риск быть «подкованными» ботин­ками соперника, потому и проигрывали. И еще, воспитанники испанского детского дома всегда играли постоянным составом, а их соперники – «сбродной» командой.

– Антонио, пас!.. Фернандо!… – то и дело разносилось над стадио­ном.

Фернандо Фернандес играл напористее других и чаще всех пора­жал ворота. А в спортивном зале лучшим был Луис Родригес. Кон­цертные программы школьных вечеров заканчивались тогда, как пра­вило, выступлениями гимнастов, которые выстраивали многоэтажные пирамиды и демонстрировали мастерство на параллельных брусьях. Главным его конкурентом тогда стал широкоплечий и широколицый Аркадий Киселев из Слободки. Но Луис, все-таки, был лучшим, поэтому и поступил впоследствии, уже после войны, в Ленинградский институт физкультуры имени Лесгафта, окончил его, а потом ярко проявил себя на партийной работе, став одним из секрета­рей ЦК Компартии Испании.

Молотовск в те трудные годы окружил испанцев заботой и внимани­ем, дал возможность учиться, заниматься спортом, развиваться физи­чески и духовно, приобщиться к великой русской культуре, не забывая свою. Они знакомили одноклассников и жителей района со своей музыкой, песнями и танцами, давая концерты в школе и в Доме культуры. Всем запомнился их хор в три яруса, огненный танец худенькой воспитательницы детдома, исполняющей под звуки кастаньет тарантеллу.

Эти воспоминания о суровых годах войны где-то в российской глубинке, о прекрасных человеческих чувствах любви и дружбы между испан­цами и русскими сохранились до наших дней.

Даже спустя десятилетия испанцы будут писать письма в родную школу, в маленький городок Нолинск, бывший Молотовск, приютивший и со­гревший детей Испании в суровые годы Второй мировой войны. Писать письма и даже приезжать в гости, чтобы опять окунутся в прошлое, – суровое, военное, но свое.

(с) Купарев Андрей Сергеевич

По материалам ГАСПИ КО. Ф. Р-6810. Оп. 1. Д. 95. Л. 1-2об,   в рамках подготовки экспозиции Музея Победы «Подвиг народа»