Светлана Кошеляева: «Дети у меня плачут»

Урок-экскурсию для второклассников в преддверии Дня учителя провела в Музее Победы историк, педагог дополнительного образования Светлана Кошеляева. Она отметила, что этот проект стал исполнением ее давней мечты. О сложностях при изучении истории, тенденции к альтернативам и о том, почему дети должны плакать на уроках о Великой Отечественной войне, учительница рассказала в интервью агентству «Победа РФ».

– Что сложнее всего воспринимать детям во время уроков истории?

– Самая большая сложность – скорость, с которой изучается материал, но так заложено в программе.

Раньше Сталинградская битва была отдельным уроком. А теперь 42 и 43 год проходим вместе. Что ребенок поймет? Когда ему безразлично – что толку перед ним стоять и говорить о трудностях жизни или о том, как согревались в блокаду телами. Ему же надо всё объяснить, так чтобы почувствовал эмоции. А если я еще песню военную спою – дети у меня плачут. Надо чтобы у учеников возникло сочувствие, а к сочувствию уже прилипают знания.

– Как-то изменилось отношение школьников к изучению истории за последние десятилетия?

– Сложно сейчас проанализировать эту изменчивость. Раньше были педработы, срез знаний, а сейчас проблематично. Очень много ребят не желают тянуться к знаниям. И не всегда можно понять – они не любят историю или в целом учиться. Большой процент детей, которые вообще ни на что не ориентированы.

– То есть дело в самих подростках?

Раньше дети могли показать себя «я что-нибудь такое прочитаю и что-нибудь такое скажу, чего учительница не знает» – вот это был протест. А сейчас – «я не знаю и знать ничего не хочу, не пойду в Кремль, я никогда там не был и не очень хотелось».

– Как изменились учебники, по которым вы преподаете?

– Буквально несколько дней назад смотрела университетский учебник отечественной истории, ориентируюсь на него и там сейчас тенденция к альтернативам. То есть приводятся варианты, например, Рюрик либо той персоной был, либо иной.

Недавно прочитала произведение Даниила Гранина, он пишет такое, что мне понятно, а вот детям надо объяснять. У автора очень много не то чтобы негатива, но той стороны жизни, которую он лично хлебнул как раз в 41-42 году. А мне это прям бальзам на душу – неужели нашелся человек, способный такую правду сказать. И я со своим опытом буду об этом говорить с учениками. А вот молоденькие учительницы после института придут – не знаю, расскажут ли. И это всё зависит от позиции учителя.

– Как говорить об ужасах войны с учениками младших классов?

– А ведь про ужасы на экскурсии с детьми мы не говорим. Мы говорим о сложной жизни, испытаниях и подвиге людей. Слово «ужасы» не надо использовать. Надо говорить – вот такая была жизнь. Я сегодня несколько ситуаций им показала – чтобы сели спинками, подержали кусок фронтового хлеба. Надо, чтобы у детей было собственное ощущение, чтобы почувствовали размер кусочка хлеба, поняли, каково было согреваться друг об друга.

Я считаю, что этот урок в Музее Победы они запомнят надолго, может быть из всех уроков, посвященных Великой Отечественной он запомнится как самый яркий.

#сб